Кулинарная студия в Санкт-Петербурге

7 812 425-63-85

Санкт-Петербург

Измайловский пр., д. 2

Пн-Вс, с 12.30 до 22.30

Корзина

«Пшенотто», «перлотто» и «гречетто» - вы шутите?!

Увы, это не шутка. Это вполне себе существующие в меню ресторанов названия блюд. Так и пишут: «Пшенотто со сморчками». И многие уже привыкли, смирились с этими кулинарными неологизмами. Все, кроме меня. Мне все это режет слух и рвет душу.

Все берет начало, как вы понимаете, с копирования классического процесса приготовления итальянского ризотто, где сперва томятся овощи и какая-либо основная начинка на смеси масел, затем добавляется рис и бульон, чтобы впитать этот букет ароматов. Процесс приготовления, его технология хороша, чего скрывать, и вместо риса можно использовать самую разную крупу. Но называть блюдо после этого уж точно следует иначе, не пародируя гордое аутентичное итальянское.

Однако русский язык богат и легко трансформируется. Есть технология, есть и слово. Но не все же слова коверкать! Не скажешь ведь "рженотто". В русской кухне — это все же просто каши, и ржаная, и гороховая, и полбяная. К тому же, сама технология отличается, процесс томления в русской печи — когда тепло сохраняется долго, температура в ней падает около суток — куда интереснее, просто немного подзабыта. Ведь каши на молоке или сливках путём долгого томления приобретали особый печной «дух» и в них карамелизовалась лактоза, что придавало блюду ещё больше нюансов и вкусовых оттенков. И каши готовились разные: постные с грибами, с бульоном из сухих белых грибов, скоромные с разными,мясными в том числе, ингредиентами.

Обычный плов — то же самое «ризотто», однако для нас он всегда был, есть и будет пловом. Так почему пшенная каша вдруг кокетливо стала «пшеноттой»? Я искренне не понимаю.

Ваш Артур Амосов.